Исцеление душевных травм войны

О самом трудном

Хотелось бы написать о том, что делать в период ведения боевых действий труднее всего. Об умении прощать. Зачастую это сложнее, чем прятаться от бомб в подвалах, не спать по ночам или видеть падающие на жилые кварталы снаряды.

Честно говоря, за два года войны я услышал столько проклятий, сколько не слышал за всю свою предыдущую жизнь. Они звучали из уст стариков и женщин, отцов и матерей, солдат и гражданских. Не могу сказать, что упреки были необоснованными. Ибо столько зла, сколько причинили за прошедшие два года региону политики и фанатики, не делал Донбассу за последние полвека никто.

А ведь начиналось все достаточно оптимистично. После майдана в Донбассе пронеслась волна митингов, был проведен референдум, люди поверили, что судьбу региона можно решить мирно. Никто тогда не думал, что братья станут стрелять в братьев, нормальные с виду люди будут убивать детей, ради «национальной идет» начнут стирать с лица земли города, разрушать больницы, школы, детские сады, микрорайоны, уничтожать население. Вот, тогда и зазвучали проклятия. И с каждым днем их становилось все больше и больше...

Между тем делать этого не следует. Как ни банально это звучит, но проклятиями ситуацию не исправишь. Зло рождает зло, а насилие — насилие.

Еще две тысячи лет тому назад Иисус Христос учил: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром». И далее «Благословляйте гонителей ваших. Благословляйте, а не проклинайте».

Я понимаю, делать это очень трудно. Сам замечал, что будучи верующим человеком и глядя на разрушенные дома, покалеченных детей, безвинно загубленных людей, хотелось это сделать не раз. Проклятия так и рвались с языка, просились на волю, возникали мысленно...

Помню такой момент. Мы с отцом возвращались из города и попали под бомбёжку. Было страшно. Свист снарядов, падающие на землю люди, перекошенные от ужаса лица. На наших глазах мина попала в одноэтажный дом, пламя охватило постройку. Когда добрались домой, говорить не хотелось, мысли о прощении уходили, жажда мести переполняла.. Кто живет в Донбассе, сталкивался с подобным не раз.

Но помню и другой случай. Это тоже произошло во время бомбежки. Прячась от взрывов, мы спустились в подвал, где было много людей. Когда стали рваться мины и трястись стены, народ начал «перемывать» косточки киевскому руководству, проклинать украинский «бомонд». Делали это все, кроме одной немолодой женщины. Первая мысль: «Наверное, оправдывает обстрелы, ждет, когда в город придут боевики с желто-голубыми знаменами». У многих помимо воли появилась неприязнь, недобрые чувства. Каково же было удивление, когда позже узнал, что у женщины в ополчении погиб сын, а ее дом разбомбили фанатики из нац. батальонов. Вот, тогда я понял, что нужно уметь прощать. Вспомнились случаи времен Великой Отечественной войны, когда идущим через сожженные села пленным немцам, женщины бросали хлеб, давали продукты и одежду... Все-таки есть в мире милосердие, то, что делает человека человеком, роднит нас с самим Творцом.

Я понимаю, что некоторые, как Глеб Жеглов из фильма «Место встречи изменить нельзя», считают, что «милосердие — поповское слово», признак слабости. Но это не так. Только по-настоящему сильный человек умеет прощать, не держать на другого зла, способен не мстить, простить другому обиду. Уверен, это нужно нам всем. По обеим сторонам баррикад.

Известно, что неумение прощать губительно. Один убивает другого, родные убитого мстят убийце, его соотечественники воздают мстителям и так продолжается бесконечно. Это как хождение по круглому желобу. Такой процесс не имеет ни начала ни конца, длится вечно. У некоторых народов подобная круговая «вендетта» тянется годами, десятилетиями, веками, передается из поколение в поколение! Разве нам это нужно? Человек ведь создан по образу и подобию Бога. А Бог умеет прощать, находить повод для милости, способен любить даже тех, кто убивает и ненавидит.

В моей жизни был случай, когда меня предал очень близкий человек. Образно говоря, вонзил нож в спину. Было очень тяжело. Когда это случилось, меня переполняло горе, возникало желание отомстить, появлялись мысли о самоубийстве, губы произносили проклятия. Я не спал ночами, не мог есть, общаться, работать. У меня поднялось давление, обострились хронические болезни. Я находился на грани умственного расстройства и умирал, будучи живым...

Спустя какое-то время, пришло понимание, откровение. Лучший способ отомстить — это не сделать обидчика несчастным, а самому стать счастливым. Только так, а не иначе. В противном случае тупик. Отомстить ненавидящим можно одним путем — жить лучше, чем они, построить общество, где нет того, что есть у них — фанатизма, мизантропии, ненависти к брату... Разве нам нужно — не спать по ночам, строить планы мести, проклинать? Этим мы только вредим себе, наносим вред здоровью, «работаем» на руку фанатиков, радуем обидчика. Избежать этого можно одним путем — прощать.

© GroznieDni.ru

 

Если Вы живете на территории Донбасса, являетесь свидетелем войны и хотите поделиться своим положительным опытом на пользу других, напишите нам.

 

 



( 4 голоса: 5 из 5 )



Олег Пилипченко, Донбасс

Олег Пилипченко, Донбасс

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущая беседа

Следующая беседа  



Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Как беженцу сохранить свое душевное здоровье (Кризисный психолог Михаил Хасьминский)
Не желайте зла. Психиатр — о том, как не сойти с ума в смутное время (Максим Малявин, психиатр)
Нормальная реакция на ненормальные обстоятельства (Кризисный психолог Марина Берковская)
Пострадавшим и психологам: Как вести себя на месте теракта (боевых действий) (Психолог Марина Берковская)


Помочь нам
диагностический курс
вечная память

Самое важное

Лучшее новое

Чем помочь Родине
Кризисный психолог Михаил Хасьминский
Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Как правильно оказывать помощь беженцам?

«Не волнуйтесь!», «Все будет хорошо!» говорим мы, нам кажется, что мы внушаем беженцам оптимизм, даем надежду. Мы не понимаем, что горюющий человек воспринимает это по-другому. Во-первых, он не видит ничего хорошего, а во-вторых не стремится к этому. Ему неважно, что будет потом, он еще не смирился со своей трагедией, она – как свежая рана. Кризисный психолог Михаил Хасьминский вернулся из командировки в Ростов-на-Дону, где он обучал специалистов работе с людьми, пострадавшими от военных действий на Украине. Он проводил семинар «Овладение навыками оказания психологической и духовной помощи людям, переживающим посттравматическое стрессовое расстройство». В зале военно-клинического госпиталя Южного военного округа были врачи, сестры милосердия и психологи.

Выживание во время войны
Кризисный психолог Михаил Хасьминский
Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Психотерапевтические техники во время войны

В ужасных трагических и опасных обстоятельствах войны, чтобы адаптироваться и выжить, могут понадобиться дополнительные ресурсы. В таких случаях реальную помощь способны оказать быстродействующие психотерапевтические техники (используемые и специальными подразделениями), которые безопасны только при правильном их применении. Это несложные упражнения на воображение и самовнушение. К помощи воображения мы прибегаем в обычной жизни постоянно: при любой игре, прослушивании приятной музыки, просмотре кинофильмов. Любое искусство невозможно представить без элементов творческого воображения и перевоплощения. А самовнушение используется нами самостоятельно на протяжении всей нашей сознательной жизни.

Победить тревогу, страх
Протоиерей Игорь Гагарин
Протоиерей Игорь Гагарин

Духовные оружия против страха

Именно в Церкви человек обретает мир, покой, уверенность. У всех по-разному, но про себя точно знаю, что до моего прихода в Церковь, до того, как стал сознательно верующим, я по характеру своему был склонен переживать, тревожиться, и состояние тревоги, ожидания перемен к худшему было очень мне присуще. Помню, часто никуда не мог от этого тревожного состояния деться. Но с моим воцерковлением, когда я сначала стал просто верующим, принял крещение, стал читать молитвы, ходить в храм, исповедоваться, это состояние ушло. Сказать, что сейчас, когда я уже священник, мне тревога совершенно не свойственна, было бы неправдой. Бывает, и переживаю, и тревожусь о том, о чем не надо бы тревожиться, но это уже совершенно всё по-другому, несоизмеримо с тем, как это было раньше.

диагностический курс

© «Грозные дни». 2014. Группа сайтов «Пережить.Ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.grozniedni.ru
Администрация - info(собака)grozniedni.ru. Разработка сайта: zimovka.ru
Настоящий сайт может содержать материалы 18+