Информационная гигиена

Секреты психологической войны (часть 1)

Понятие психологической войны

Понятие «психологическая война» имеет два основных значения.

В понимании профессионалов данное понятие отражает содержание деятельности специальных органов одного государства, оказывающих психологическое воздействие на гражданское население и (или) на военнослужащих другого государства ради достижения своих политических, а также чисто военных целей.

Официально психологическая война против иностранных государств ведется только с санкции президента, правительства или совета национальной безопасности. Фактически же в странах со слабой исполнительной властью и всеобщим пренебрежением к действующему законодательству психологическая война осуществляется с помощью средств массовой информации, контролируемых теми или иными политическими группировками, либо финансово-промышленными группами (в том числе транснациональными).

Весьма точно сущность профессионально организованной психологической войны выражена в наставлениях древнекитайского философа и военного деятеля Сунь Цзы (VI век до н.э.). Они сводятся к следующему: «1. Разлагайте все хорошее, что имеется в стране вашего противника. 2. Вовлекайте видных деятелей противника в преступные предприятия. 3. Подрывайте престиж руководства противника и выставляйте его в нужный момент на позор общественности. 4. Используйте в этих целях сотрудничество с самыми подлыми и гнусными людьми. 5. Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан враждебной вам страны. 6. Подстрекайте молодежь против стариков. 7. Мешайте всеми средствами работе правительства. 8. Препятствуйте всеми способами нормальному снабжению вражеских войск и поддержанию в них порядка. 9. Сковывайте волю воинов противника песнями и музыкой. 10. Делайте все возможное, чтобы обесценить традиции ваших врагов и подорвать их веру в своих богов. 11. Посылайте женщин легкого поведения с тем, чтобы дополнить дело разложения. 12. Будьте щедры на предложения и подарки для покупки информации и сообщников. 13. Вообще не экономьте ни на деньгах, ни на обещаниях, так как они приносят прекрасные результаты».

В обыденном понимании термин «психологическая война» обозначает стихийное, неквалифицированное использование средств общения и механизмов социально-психологического воздействия одними людьми против других людей с целью подчинения их себе или создания благоприятных условий для своего существования и деятельности.

Психологическая война в таком виде существует (применяется) столько времени, сколько существует сам человек. Однако в далеком прошлом люди умели влиять друг на друга только в процессе непосредственного общения, оказывая воздействие на своих собеседников посредством слов, интонации, жестов, мимики. Сегодня способы воздействия на человеческое сознание стали намного более разнообразными, действенными и изощренными благодаря накопленному за тысячелетия практическому опыту, а также за счет создания специ­альных технологий общения, взаимодействия и управления людьми.

Термин «психологическая война» в его ненаучном (житейском, обыденном) значении может характеризовать:

— политическую деятельность отдельных лиц, группировок, партий, движений;

— избирательные кампании кандидатов на различные выборные посты;

— рекламную деятельность коммерческих фирм;

— борьбу соперничающих индивидов (и малых групп) за лидерство в производственных, научных и других коллективах;

 

— политическое, экономическое или культурное про­тивостояние конфликтующих между собой этносов;

— переговорный процесс между конкурирующими фирмами или организациями.

* * *

В настоящее время во многих экономически раз­витых государствах происходит объединение в одно целое сил и средств психологического воздействия, предназначенных для достижения военных, идеологических и политических целей. Этот процесс принимает различные формы, в зависимости от исторических традиций, политических и экономических условий в той или иной стране.

В одних странах идут по пути создания подразделений психологической войны с кадровым персоналом, который хорошо обучен, оснащен, готов к практическим действиям в любом месте и в любое время. Эти части обычно входят в состав вооруженных сил государства или его спецслужб. При необходимости они могут использоваться и в мирное время, в том числе против собственных граждан. Такой подход получил распространение в США, СССР, ФРГ, КНР и в некоторых других странах.

В других государствах подразделения психологической войны сокращенного состава (штат мирного времени) входят в гражданские структуры. Когда нет войны, на них возлагают выполнение обязательного объема пропагандистских и идеологических задач по заказу правительства и в интересах национальной безопасности. Подобного подхода придерживаются власти Великобритании, Франции, Швеции, Швейцарии, некоторых других государств.

Наконец, в ряде стран как государственные органы пропаганды, так и коммерческие средства массовой информации возглавляют кадровые специалисты психологической войны. Они осуществляют постоянное пропагандистско-информационное обеспечение политики руководства своих стран. Подобная практика широко распространена в Южной Корее, на Тайване, в Индонезии и на Филиппинах.

Итак, психологическая война – это совокупность различных форм, методов и средств воздействия на людей с целью изменения в желаемом направлении их психологических характеристик (взглядов, мнений, ценностных ориентации, настроений, мотивов, установок, стереотипов поведения), а также групповых норм, массовых настроений, общественного сознания в целом.

Психологическое воздействие может осуществляться различными методами. Во-первых, собственно психологическими средствами. Например, в предвоенный период правительство любой страны через средства массовой информации стремится сформировать у своего народа (особенно среди военнослужащих) патриотические взгляды и убеждения, обеспечить в массовом сознании приоритет целей государственной политики. В то же время вероятный противник старается внедрить в сознание населения и военнослужащих этого государства выгодные только ему, противоположные по направленности идеи и настроения. Например, разжигает националистические предрассудки, недовольство политическими или экономическими мероприятиями правительства. В результате в сознании людей происходит борьба мотивов, что нередко ведет к снижению уровня морально-психологического состояния населения и личного состава вооруженных сил. Так поступали все мировые державы накануне Первой и Второй мировых войн, в ходе различных вооруженных конфликтов (в Корее, Вьетнаме, на Ближнем Востоке и других).

Во-вторых, психологическое воздействие может осуществляться военными средствами. Например, Советский Союз размещал с целью психологического давления свои войска и ракеты возле границы с Китаем, во Вьетнаме, на территории Кубы. СССР и США неоднократно стремились достичь своих политических целей с помощью демонстрации военной силы. Один из классических примеров психологического воздействия посредством военного демарша — отправка к берегам Гаити 20 боевых кораблей ВМФ США в 1994 г. Захватившая там власть хунта генерала Седраса, испытывая, с одной стороны, психологическое давление мировой общественности, обработанной США, а с другой — ввиду прямой угрозы применения военной силы, была вынуждена передать рычаги управления свергнутому ею президенту Аристиду. Еще два примера — систематические бомбардировки авиацией США объектов на территории Ирака и применение авиации НАТО против Югославии. Здесь дело не ограничилось одной демонстрацией силы, военная машина была пущена в ход.

В-третьих, для психологического воздействия может использоваться система торговых и финансовых санкций, направленных на экономический подрыв потенциального противника. Так, экономические санкции (в том числе и от имени ООН) против Ирака, Югославии, Кубы, Ливии, Судана и ряда других стран влекут за собой значительное снижение уровня жизни большинства населения, многочисленные бытовые трудности, рост заболеваемости, недоедание и, как следствие, массовое недовольство граждан существующим положением.

В-четвертых, психологическое воздействие может осуществляться чисто политическими средствами. Например, проведенный в Москве в январе 1999 года демонстративный марш членов националистической организации А. Баркашова «Русское национальное единство» повлек за собой ожесточенную полемику между представителями различных политических сил России и усилил противостояние между ними.

 

Цели и задачи психологической войны в мирное время

В мирное время, последний этап которого называется «угрожающим периодом» (и который может длиться в течение длительного промежутка времени), основная цель психологической войны заключается в том, чтобы путем воздействия на морально-политическое и психологическое состояние населения и вооруженных сил противника предотвратить военный конфликт (либо подготовить его) невоенными средствами.

Для достижения этой цели требуется решать конкретные задачи.

Долгосрочные (стратегические) задачи:

—Необходимо призывать общественность сопредельных и других стран к сдерживанию воинственных настроений их военно-политического руководства;

—распространять на международной арене взгляды, отвечающие интересам своего государства и его союзников;

—призывать к стабильности военно-политической обстановки на границах своего государства и в регионах, входящих в сферу его геополитических интересов;

—формировать международное доверие к оборонной политике своего государства, доброжелательное отношение к его вооруженным силам;

—вносить раскол в коалицию враждебно настроенных государств;

—поддерживать акции устрашения против потенциального противника: демонстрации военной мощи, политическое давление, экономическую блокаду, свертывание культурных и научных контактов и др.;

—подвергать сомнению правильность внешней и внутренней политики страны (коалиции стран), склонной развязать вооруженный конфликт;

—критиковать духовные и военные идеалы политического руководства и популярных лидеров государства-противника;

—дискредитировать военно-политические теории, доктрины, концепции, взгляды руководства страны (стран) противника;

—добиваться ослабления морально-политического потенциала населения и военнослужащих вероятного противника;

— формировать среди населения и личного состава вооруженных сил потенциального противника отрицательное отношение к возможной войне.

— разжигать политическую, национальную и религиозную вражду между различными группами населения и личного состава вооруженных сил;

— пропагандировать политическое, военное и экономическое превосходство своего государства и его союзников;

— доказывать качественное преимущество своей боевой техники, оружия, выучки и морального духа вооруженных сил.

Краткосрочные (разовые) задачи, решаемые в основном в угрожающий период:

— проводить конкретные мероприятия по дискредитации военно-политического руководства противника, подрыву его авторитета в глазах собственных граждан и мировой общественности;

— добиваться морального одобрения и реальной помощи своей стране и предстоящим действиям своих войск со стороны военно-политического руководства, вооруженных сил и населения союзников;

— разъяснять собственные военные планы населению и личному составу вооруженных сил своего государства;

— мобилизовывать граждан своего государства на безоговорочную поддержку предстоящих действий собственных вооруженных сил;

— осуществлять нейтрализацию пацифистских настроений и выступлений населения;

— осуществлять маскировку своих истинных мероприятии относительно противодействия замыслам противника;

— побуждать гражданское население и военнослужащих противника к антиобщественным поступкам, дестабилизирующим нормальную повседневную жизнь общества и армии;

— добиваться оживления в их среде религиозных и националистических предрассудков;

— разжигать противоречия между конкретными социальными и национальными группами и слоями населения враждебной страны;

— побуждать антиправительственные силы внутри вражеского лагеря к активным действиям (готовить «пятую колонну»);

— организовывать эффективное противодействие психологическим операциям противника.

 

Своеобразие психологических операций в угрожающий период

Психологические операции в угрожающий период обычно проводят для достижения следующих целей:

— изоляции вероятного противника на международной арене;

— подрыва морально-психологического состояния личного состава его вооруженных сил и гражданского населения;

— усиления антивоенных и антиправительственных настроений в стране противника;

— консолидации населения и личного состава своих вооруженных сил и стран-союзников.

Содержание психологических операций в угрожаю­щий период конкретизируется в зависимости от:

— политических и военных целей конфликта, военно-политической обстановки на ТВД;

— размаха деятельности оппозиционных политических партий, диссидентского и пацифистского движений в стране вероятного противника;

— особенностей психологии, обычаев, традиций, религиозных верований народа в стране противника.

Основными объектами психологических операций в угрожающий период выступают:

а) личный состав вооруженных сил противника;

б) его гражданское население;

в) население и военнослужащие нейтральных и союзных государств;

г) военнослужащие и народ своей страны.

А) Психологическое воздействие на личный состав вооруженных сил противника осуществляется в форме:

 

— разъяснения катастрофических последствий войны для конкретных военнослужащих и их семей;

— дискредитации военно-политического руководства государства-противника;

— разжигание противоречий, существующих между различными социально-этническими группами в воору­женных силах противника;

— пропаганды своего превосходства в области боевой подготовки, военной техники, вооружения;

— указания военнослужащим противника возможных способов уклонения от личного участия в боевых действиях.

 

Б) Психологическое воздействие на гражданское население противника осуществляется в тех же формах, что и указанные в пункте «А», плюс призывы к участию в антивоенных выступлениях оппозиции, религиозных и пацифистских организаций.

В) Психологическое воздействие на население и военнослужащих нейтральных и союзных государств осуществляется в форме:

— дискредитации военно-политического руководства государства-противника;

— пропаганды целей и методов собственной внешней политики;

— пропаганды своего военного превосходства над противником.

Г) Психологическое воздействие на военнослужащих и народ своей страны осуществляется в форме:

— повышения их морального духа, предотвращения паники;

— разъяснения необходимости различных мер ограничения и контроля;

— осуждения и критики антиправительственных и антивоенных сил и движений;

— противодействия пропаганде противника.

 

Цели и задачи психологической войны в военное время

В военное время цели психологической войны сводятся к тому, чтобы подорвать моральный и боевой дух личного состава (населения) вооруженных сил противника, снизить его боеспособность, подавить волю к сопротивлению, побудить к уклонению от участия в боевых действиях, дезертирству, неповиновению командирам, сдаче в плен.

Стратегические задачи:

— Добиваться от нейтральных государств своей поддержки и враждебного отношения к противнику;

— подрывать доверие к военно-политическому руководству государства-противника, дискредитировать его внутреннюю и внешнюю политику;

— нейтрализовать вражескую пропаганду, направленную на свое население и военнослужащих;

— сеять сомнения среди населения и личного состава войск противника в целесообразности боевых действий;

— уверять в слабости их вооруженных сил; заявлять о больших военных потерях, запугивать предстоящими потерями и лишениями;

— дезинформировать военнослужащих и население противника относительно реального положения дел на фронте;

— разжигать противоречия между различными социальными, религиозными, этническими группами страны-противника;

— побуждать население враждебного государства к различным формам сопротивления политике войны;

— побуждать военнослужащих противника к симуляции, дезертирству ц самовольному оставлению районов боевых действий;

— создавать панику, массовые психозы, пораженческие настроения среди гражданского населения и военнослужащих противника.

Оперативные задачи:

Оперативные задачи психологической войны в военное время принято подразделять на задачи, решаемые в передовом районе боевых действий, в оперативной глубине войск противника и в тылу своих войск. Среди них, в частности, можно выделить следующие:

— выявление слабых мест в морально-психологическом состоянии подразделений противника, непосредственно ведущих боевые действия;

— создание обстановки неуверенности и беспокойства среди личного состава этих подразделений путем дезинформации;

— побуждение личного состава передовых подразделений противника к сдаче в плен;

— проведение мероприятий по нейтрализации пропаганды противника;

— информационно-разъяснительную работу с беженцами и перемещенными лицами;

— пропагандистско-воспитательную работу с военнопленными.

Тактические задачи:

— изменение убеждений и установок личного состава войск противника в нужном направлении;

— ослабление эмоционально-волевой устойчивости личного состава подразделений противника, его способности к сопротивлению;

— проведение мероприятий с целью снижения уровня дисциплины и сплоченности личного состава конкретных подразделений противника;

— разжигание среди них паники, страха, пораженческих настроений;

— склонение отдельных военнослужащих и целых подразделений противника к сдаче в плен или к переходу на свою сторону.

 

Технологии психологической войны

Информация к размышлению. Вступая в вооруженную борьбу, противники используют любые средства, вплоть до физического уничтожения друг друга. Поэтому не удивительно, что в психологической войне, являющейся одним из аспектов вооруженной борьбы, тоже могут использоваться любые средства и способы воздействия на психику, в том числе абсолютно неприемлемые в мирной жизни.

В этой связи необходимо упомянуть о разделении пропаганды на белую, серую и черную.

Белая пропаганда обычно ссылается на официальные источники (например, на информацию правительственных органов). Она является открытой, использует проверенные данные и не маскирует свои цели.

Серая пропаганда далеко не всегда указывает свои источники информации, использует как достоверные, так и непроверенные сведения, обычно стремится подтасовывать факты и мнения, чтобы таким образом навязывать свои выводы и оценки.

Черная пропаганда всегда скрывает свои подлинные источники информации, ставит своей целью самый настоящий обман. «Черная пропаганда» в демократических государствах обычно преследуется по закону. Тем не менее, она существует, ее приемы и методы систематически применяют органы так называемой «бульварной» или «желтой» прессы, а также экстремистские политические организации.

В психологической войне суть дела не в том, чтобы прибегать исключительно к черной пропаганде, а в умении продуктивно сочетать друг с другом все три разновидности. Отсюда следует важность применения специальных технологий психологического воздействия, базирующихся на учете индивидуальных и социально-психологических особенностей его объектов.

 

 

Закономерности психологического воздействия

Психологическое воздействие — это влияние на людей (на отдельных индивидов и на группы), осуществляемое с целью изменения идеологических и психологических структур их сознания и подсознания, трансформации эмоциональных состояний, стимулиро­вания определенных типов поведения.

Выделяют три этапа психологического воздействия: операциональный, когда осуществляется деятельность его субъекта; процессуальный, когда имеет место принятие (одобрение) или неприятие (неодобрение) данного воздействия его объектом; заключительный, когда проявляются ответные реакции как следствие перестройки психики объекта воздействия.

Перестройка психики под влиянием психологического воздействия может быть различной как по широте, так и по временной устойчивости. По первому критерию различают парциальные изменения, т.е. изменения какого-нибудь одного психологического качества (например, мнения человека о конкретном явлении), и более общие изменения психики, т.е. изменения ряда психологических качеств индивида (или группы). По второму критерию изменения могут быть кратковременными и длительными.

Применение психологического воздействия в боевой обстановке имеет свои особенности:

— допускаются не только гуманные, но и антигуманные способы и приемы психологического воздействия;

— психологическое воздействие осуществляется в сочетании с применением средств вооруженной борьбы;

— есть стремление достичь максимальной психогенной результативности воздействия.

Психологическое воздействие оказывается на конкретные сферы психики отдельного человека, групп людей и общественного сознания в целом:

— потребностно-мотивационную (знания, убеждения, ценностные ориентации, влечения, желания);

— интеллектуально-познавательную (ощущения, вос­приятия, представления, воображение, память и мышление);

— эмоционально-волевую сферу (эмоции, чувства, настроения, волевые процессы);

— коммуникативно-поведенческую (характер и особенности общения, взаимодействия, взаимоотношений, межличностного восприятия).

Это означает, что психологическое воздействие только тогда дает наибольший реальный эффект, когда учитываются присущие этим конкретным сферам особенности функционирования индивидуального, группового и общественного сознания.

Психологическое воздействие имеет свои закономерности:

— если оно направлено в первую очередь на потребностно-мотивационную сферу людей, то его результаты сказываются в первую очередь на направленности и силе побуждений (влечений и желаний) людей;

— когда под прицелом оказывается эмоциональная сфера психики, то это отражается на внутренних переживаниях, а также на межличностных отношениях;

— сочетание воздействий на обе названные сферы позволяет влиять на волевую активность людей и таким образом управлять их поведением;

— влияние на коммуникативно-поведенческую сферу (специфику взаимоотношений и общения ) позволяет создавать социально-психологический комфорт и дискомфорт, заставлять людей сотрудничать либо конфликтовать с окружающими;

— в результате психологического воздействия на интеллектуально-познавательную человека сферу изменяются в нужную сторону его представления, характер восприятия вновь поступающей информации и, в итоге, его «картина мира».

Человеческая психика (т.е. объект психологического воздействия) — это система потребностно-мотивационных, интеллектуально-познавательных, эмоционально-волевых и коммуникативно-поведенческих компонентов. Она может функционировать уравновешенно или же с перекосом в существующих взаимосвязях. Определяется то и другое эффектом когнитивного диссонанса.

Когнитивный диссонанс — это такое явление, которому свойственны следующие характеристики:

а) между интеллектуально-познавательными и всеми остальными компонентами психики имеет место диссонанс, т.е. несогласованность, противоречивость;

б) существование диссонанса вызывает у человека стремление уменьшить его или хотя бы воспрепятствовать его дальнейшему увеличению;

в) проявление данного стремления выглядит как: а) недоверчивое отношение к новой информации, или б) изменение поведения в соответствии с новой информацией, или в) переосмысление прежней информации в новом ракурсе.

В соответствии со сказанным для того, чтобы ока­зать психологическое воздействие, необходимо сначала спровоцировать сбои и перекосы в функционировании отдельных компонентов психики объекта воздействия. Динамическое равновесие между ними нарушится и он начнет переживать состояние когнитивного диссонанса. После этого можно побудить его к восстановлению душевного равновесия за счет изменения своих прежних, привычных для него взглядов, убеждений и отношений, а затем и стереотипов поведения.

Наиболее наглядно это видно на примере психологического побуждения к сдаче в плен и в работе с военнопленными.

Практически каждый военнослужащий отдает себе отчет в том, что сдача в плен, к которой его призывает противник, является весьма негативным поступком. Но в ходе боевых действий он нередко видит, что плен (или, как вариант, дезертирство) — единственный способ сохранить свою жизнь. Перед ним встает тогда альтернатива: потерять уважение фронтовых товарищей, друзей и родных людей или лишиться жизни. Начинается мучительный поиск решения (т.е. переживание когнитивного диссонанса). Человеку необходимо выбрать один из этих двух вариантов, внутренне принять либо возможность гибели, либо бегство от нее. Нередко это бывает выбор в пользу сдачи в плен.

В плену осуществляется работа по дальнейшей трансформации мировоззрения пленных. Специалисты в области психологического воздействия стремятся заменить имеющиеся у них ценностные ориентации (например, буржуазно-демократические) на другие (например, социалистические, как это было в ходе работы с пленными в период Великой Отечественной войны, в Корее и во Вьетнаме). Знакомство с новыми взглядами, идеями, нор­мами поведения, требующими отказа от устоявшихся убеждений, опять приводит к возникновению когнитивного диссонанса. В чью пользу будет принято решение в этом случае, зависит от целого ряда факторов (возраста пленного, степени его интеллектуального развития, уров­ня образования, качества проводимой с ним работы и др.).

* * *

Результативность психологического воздействия зависит также от особенностей механизмов трансформации убеждений, стереотипов и установок людей.

Механизм трансформации убеждений. Убеждения — это осмысленные, устойчивые мотивы деятельности людей, имеющие обычно идеологическую основу и проявляющиеся в их действиях, поступках и поведении. Например, в любой армии обычно культивируют так называемых «вечные солдатские доблести» — мужество, стойкость, доверие и подчинение командирам, гордость за свой род войск и за свою часть, войсковое товарищество, уверенность в своих силах и т. д., якобы лишенные политической направленности. Это приносит свои плоды. Зачастую высокие результаты в боевой подготовке, готовность к решительным действиям в экстремальных ситуациях (особенно во время учений) у многих военнослужащих базируются в основном на внутреннем принятии «вечных доблестей», а также на чувстве долга, гордости за свое оружие, личном тщеславии и стремлении проявить свои возможности.

Однако реальная угроза жизни в боевой обстановке, другие опасности современной войны заставляют солдата заботиться также и о своем выживании. При этом, в соответствии с закономерностями когнитивного диссо­нанса, сложившиеся убеждения подвергаются колебаниям. Поэтому целенаправленное психологическое воздействие извне способствует их ослаблению, нейтрализации или замене на противоположные.

 

Использование средств психологической войны дает наилучшие результаты тогда, когда они применяются в благоприятной обстановке. Один из самых эффективных способов создания такой обстановки заключается в том, чтобы логически подвести вражеских солдат к мысли о капитуляции. Например, сообщения о фактах массовой сдачи в плен, описание хороших условий жизни в плену и обещание возможности вернуться домой после окончания войны, как показывает практика психологической войны, способствует склонению личного состава войск противника к сдаче в плен.

Механизм трансформации стереотипов. Стерео­типы представляют собой распространенные в определенных социальных и этнических группах схематизи­рованные представления о фактах действительности, обусловливающие весьма упрощенные (как правило — неадекватные реальности) оценки и суждения представителями этих групп. Они формируются в результате неоднократного смыслового и эмоционального акцентирования сознания людей на тех или иных явлениях и событиях, многократного их восприятия и запечатления в памяти.

Стереотипы чаще всего отражают не существенные (глубинные), а внешние, наиболее заметные, наиболее яркие черты явления или события. Любая оценка последних, соответствующая стереотипу, обычно принимается без доказательств и считается самой правильной, тогда как всякая другая подвергается сомнению. Важно отметить, что стереотипы возникают в индивидуальном, групповом и общественном сознании в результате воздействия не только окружающей действительности, но и вследствие восприятия опыта, мнений, суждений других людей.

Именно поэтому стереотипы могут становиться объектом психологического воздействия. Их трансформация является одновременно и предпосылкой эффективности такого воздействия, и условием, соблюдение которого позволяет в итоге изменить поведение людей. Так, государство формирует стереотип положительного отноше­ния народа к политическому руководству своей страны. Цель же органов психологической войны противника состоит в дискредитации этого руководства и разрушении стереотипа положительного отношения граждан к нему.

Например США в период своей интервенции в Панаму (декабрь 1989 — январь 1990), наглядно показали как надо это делать. Для дискредитации президента Панамы генерала М. Норьеги в глазах панамцев и мировой общественности против него судом штата Флориды были выдвинуто 13 обвинений, в том числе в торговле наркотиками и рэкете. Американские средства массовой информации постоянно подчеркивали личную ответственность Норьеги за отмену результатов демократических выборов и жестокую расправу над группой офицеров национальной гвардии Панамы, пытавшихся совершить государственный переворот. Широко комментировались его диктаторские замашки, в частности объявление себя «пожизненным президентом». Большинство мировых газет обошла фотография кабинета М. Норьеги, стены которого украшал портрет Гитлера в фашистской униформе с надписью на немецком языке «Один вождь — единая нация». В прессе постоянно сообщалось об увлечении Норьеги порнографическими журналами и видеофильмами, об употреблении им наркотиков. Внимание людей обращалось и на то, что в резиденции диктатора присутствуют различные ритуальные предметы, свидетельствующие о том, что он серьезно относится к колдовству и оккультизму.

В результате в глазах американцев, и не только их, Норьега стал выглядеть дельцом наркобизнеса, узурпировавшим президентскую власть, безжалостно расправляющимся с оппозицией, травящим американский народ наркотиками колумбийской наркомафии, и притом психически не вполне нормальным человеком. Весь этот пропагандистский заряд послужил достаточным прикрытием для ввода американских войск и их дальнейших действий по свержению диктатора. Свое решение о направлении войск в Панаму президент США Дж. Буш принимал в условиях уже сформировавшегося нового стереотипа отношения американцев к Норьеге, запрограммированного на необходимость вооруженной акции.

Советской специальной пропаганде, как свидетельствуют иностранные источники, во время войны в Афганистане также удалось провести ряд успешных мероприятий, направленных на изменение стереотипов восприятия населением и моджахедами конкретных полевых командиров. Цель одного из них состояла в подрыве авторитета полевого командира Ходжи Рустама. Вот как это делалось. Сначала распустили слухи о том, что он якобы сотрудничает с министерством государственной безопасности, вследствие чего его отряд терпит неудачу за неудачей. Но руководство оппозиции все еще доверяло Рустаму и с целью проверки перебросило его на другой участок. Тогда в новой зоне его боевых действий была распространена листовка следующего содержания:

«Братья моджахеды и борцы за веру! Среди нас есть такие, кто якобы ведет святую войну за веру, на самом же деле выражает по отношению к исламу свою неприязнь и лицемерие. Ходжа Рустам из этого числа. В течение 7 лет он настраивал друг против друга братьев-мусульман в долине ущелья Ниджраб, что обычно приводило к гибели многих из них. Знайте, этот не боящийся Аллаха деспот, якобы от имени народа ведущий священную войну, недавно был отстранен от руководства Главным управлением исламской партии. И вот злой и проклятый интриган прибыл теперь уже в Кухистан, чтобы сеять смерть и убивать народ, чтобы и здесь опорочить звание моджахеддина…»

Эта листовка вызвала определенный результат. Стереотип восприятия Ходжи Рустама на новом месте оказался совсем иным, вследствие чего ему пришлось сдать командование.

Механизм трансформации установок. Установка — это состояние внутренней готовности (настроенности) людей на специфическое для них проявление чувств, интеллектуально-познавательной и волевой активности, динамики и характера общения, предметно-практической деятельности и т.д., соответствующее имеющимся у них потребностям.

Возникновение установки обычно предшествует осознанию людьми определенной потребности и тех условий, в которых эта потребность может быть удовлетворена. Целенаправленное психологическое воздействие создает такую ситуацию, в которой наличная потребность удовлетворяется предоставлением людям конкретной информации, преподнесенной определенным образом. Благодаря ей установка формируется, закрепляется, заменяется или изменяется в сознании людей.

Существуют закономерности формирования и проявления установок, среди которых для психологической войны наиболее важны следующие:

— если психологическое воздействие имеет целью формирование новых убеждений, взглядов, ценностных ориентации, а человек в это время элементарно голодает, не устроен, не имеет крыши над головой, болен и т.п., то такое воздействие не приведет к их изменению в желаемом направлении;

— независимо от мастерства подачи и особенностей содержания психологического воздействия, оно не будет эффективным, если не соответствует внутренним потребностям человека.

Добиться долговременного устойчивого изменения поведения людей в результате психологической войны можно только в той мере, в какой удастся поколебать систему уже имеющихся у них установок. Затем на этой основе можно сформировать новые установки.

Процесс изменения установок тоже подчиняется определенным закономерностям:

1) Человеку необходимо объяснить общую направленность процесса изменения его установок;

2) Трансформация установок успешно проходит тог­да, когда психологическое воздействие, осуществляемое в этих целях, соответствует потребностям и мотивам человека;

3) Изменение установок более вероятно, если содержание воспринятой в ходе психологического воздействия информации соответствует сложившимся нормам группового и индивидуального поведения людей, а источник информации вызывает доверие и является достаточно компетентным.

4) Изменение установок оказывается более устойчивым, если окружающая человека действительность подтверждает содержание воспринятой в ходе психологического воздействия информации.

5) Трансформация установок тем эффективнее, чем активнее используются различные способы психологического воздействия.

Психологическое воздействие позволяет частично или полностью изменять (ослаблять, усиливать) ранее усвоенные установки и формировать новые.

Возможны малые изменения установок, под которыми понимается частичная трансформация какого-либо их компонента: интеллектуально-познавательного (информационного), эмоционально-оценочного или коммуникативно-поведенческого. Вот пример того, как это достигается.

Во время битвы за Сталинград в составе немецкой группировки находились румынские и итальянские части, личный состав которых проявлял в целом положительное отношение к немцам. В то же время наблюдались отдельные случаи столкновений между румынскими, немецкими и итальянскими солдатами. Органы специальной пропаганды Красной Армии провели мероприятия с целью усиления неприязни солдат румынских и итальянских войск к гитлеровцам. 21 ноября 1942 года оперативной группе разведки Донского фронта из показаний пленных стало известно, что между румынскими и немецкими солдатами в 4-м армейском корпусе произош­ло столкновение, в результате чего были убиты три румынских солдата и тяжело ранен немецкий лейтенант. В тот же день группа захватила приказ за подписью немецкого полковника В. Нейдорфа, в котором указывалось на плохую дисциплину в 47-м итальянском полку. Уже 22 ноября оба этих факта были приведены в листовках, специально подготовленных для румынских и итальянских солдат. Вскоре удалось выяснить, что листовка способствовала усилению неприязни солдат румынской и итальянской армии к гитлеровцам. Таким образом, хотя информационный компонент установки на положительное отношение к немцам остался прежним, ее эмоционально-оценочный и коммуникативно-поведенческий компоненты изменились: появилось чувство недоверия по отношению к немцам, недовольство их отношениями с союзниками, в результате чего готовность румын и итальянцев сражаться бок о бок с ними снизилась.

Кардинальное изменение ранее сложившихся установок с помощью психологического воздействия достигается достаточно редко. Дело в том, что установка формируется в течении долгого времени, связана с системой ценностей человека, носит устойчивый характер. Для того, чтобы трансформировать установки, необходимо:

— осуществлять непрерывное психологическое воздействие продолжительное время;

— неоднократно использовать разные аргументы, подкрепленные реальными фактами;

— систематически усиливать убедительность аргументации.

Примером эффективного воздействия с целью изменения ранее усвоенных установок, является работа среди более чем 350 тысяч солдат и офицеров японской Квантунской армии, взятых в плен советскими войсками в конце Второй мировой войны. В целом контингент японских военнопленных, несмотря на различия в их прежнем социальном положении, возрасте, сроках службы, воинских званиях представлял собой единую по своим настроениям массу. Но в результате проведения в течении продолжительного времени большого количества мероприятий — выпуска газеты для военнопленных «Нихон симбун» («Японская газета»), изоляции наиболее реакционной части военнопленных (в основном командного состава), выдвижения представителей демократического актива на руководящие должности, создания курсов демократического актива — удалось добиться идеологического переубеждения многих японских военнопленных. Корреспондент «Ассошиэйтед пресс» в 1949 году сообщил из Токио:

«Японские военнопленные, прибывшие из Сибири, являются твердыми коммунистами и составляют предмет беспокойства для японского правительства».

В период войны в Корее (1950—1953 гг.) корейцы тоже проводили эффективную работу с военнопленными. Политическое и военное руководство США было обеспокоено тем, что многие из 7 тысяч американских солдат, попавших в плен, поддались влиянию пропаган­ды противника. По данным зарубежной печати «каждый третий американский пленный в Корее был виновен в сотрудничестве с врагом, а 23 человека вообще отказались возвращаться на родину».

* * *

Психологическое воздействие на войне осуществляется прежде всего ради инициирования определенных реакций и действий, конкретного поведения (действия или бездействия) объекта. Вот характерный пример. В ходе одной из боевых операций израильских войск, получившей название «Дин вехешбон» («Плата по счету»), жителей южно-ливанских населенных пунктов заранее оповещали о предстоящих бомбардировках. Им также рекомендовали срочно эвакуироваться. Все это делалось для того, чтобы вызвать массовый отток населения во внутренние районы страны и таким образом заблокировать инфраструктуру региона, спровоцировать гражданские беспорядки. А в конечном счете, дестабилизировать обстановку в Ливане, склонить руководство страны к переговорам. Поставленная цель в конце концов была достигнута.

 

Дискредитация военно-политического руководства противника

Основная цель психологических операций данного направления — подрыв авторитета военно-политического руководства противника в глазах собственного населения, личного состава вооруженных сил, мирового общественного мнения.

Для этого активно применяют различные способы, в том числе:

— тенденциозный подбор биографических подробностей, отрицательно характеризующих командный состав и политическую верхушку противника;

— высмеивание тех взглядов, которых придерживается политическое руководство и командный состав вооруженных сил противника;

— распространение дезинформации и ложных слухов о них;

— привлечение внимания к их ошибкам и промахам, неблаговидным поступкам;

— использование ярлыков и эпитетов, унижающих достоинство отдельных представителей военно-политического руководства;

— четкое деление их на «плохих» и «хороших».

Так, накануне войны в Персидском заливе силы психологической войны США и их союзников начали операцию с целью:

— подорвать доверие иракцев к президенту Саддаму Хусейну путем приведения биографических фактов, характеризующих его как узурпатора власти, жестокого тирана и кровожадного садиста, не знающего пощады по отношению к согражданам;

— опорочить иракское военное руководство, в частности посеять сомнения в его способности вести широкомасштабные боевые действия с применением современного оружия.

Для этого было организовано радиовещание на базе технических средств некоторых соседних с Ираком стран. Кроме того, на территории Саудовской Аравии были смонтированы ретрансляторы, обеспечивающие круглосуточную передачу программ «Голоса Америки» на арабском языке. Для повышения эффективности радиопропаганды и расширения потенциальной аудитории командование многонациональных сил распространило среди иракских военнослужащих и гражданского населения с помощью кочевников и авиации 150 тысяч радиоприемников с фиксированными частотами. В Иордании, других сопредельных с Ираком странах широко (бесплатно) распространялись видеокассеты с сюжетами, изображавшими членов правительства Ирака коррумпированными политиками, а С. Хусейна — безумцем.

Использование компрометирующих фактов биографии политического или военного деятеля, подкрепленные достаточными доказательствами, может весьма существенно снизить его авторитет. Подтверждением тому является случай, произошедший в 90-е годы с председателем комитета начальников штабов вооруженных сил США генералом Дж. Шаликашвили. Журналисты «раскопали» и опубликовали документы, истинность которых не вызывает сомнений. Согласно им оказалось, что Дмитрий Шаликашвили, отец американского генерала, во времена высадки союзников в Нормандии (июнь 1944 г.) служил в войсках СС. Ранее он был офицером польской армии. После ее разгрома он с помощью влиятельных родственников в Германии сумел стать офицером специального грузинского батальона, входившего в войска СС. Несмотря на заявление министра обороны США о том, что эсэсовское прошлое отца никоим образом не касается службы сына в американской армии, этот скандал стал одной из причин скорой отставки Дж. Шаликашвили с занимаемого им поста.

воздействие изобразительными средствами

Психологическое воздействие изобразительными средствами

Воздействие изобразительными средствами — это воздействие с помощью наглядных средств, несущих сильный эмоциональный заряд. Для этого используют художественно оформленные плакаты, транспаранты, фотостенды, стенные газеты и карикатуры, карты, схемы, специально организованные выставки, а также другие средства, например, наклейки, нашивки, сувениры с соответствующей символикой.

Воздействие изобразительными средствами обладает рядом преимуществ по сравнению с другими формами психологической войны.

а) Оно основывается на эффекте многократного влияния. Демонстрирующиеся в определенном месте наглядные средства воспринимает множество людей, притом

многократно. Многократное восприятие одних и тех же плакатов и лозунгов облегчает запоминание и усвоение их материалов, способствует возникновению (или укреплению) определенных установок. Правда, следует помнить, что период экспонирования конкретного изобразительного средства все же должен быть ограничен по времени, так как один и тот же стимул, действующий слишком долго, становится привычным, перестает вызывать соответствующую реакцию.

б) Изобразительные средства воздействуют через зрительные рецепторы, то есть через наиболее емкий канал передачи информации в кору головного мозга.

Известно, что от 40 до 80% всей информации человек получает с помощью зрения. Являясь многомерным стимулом, изображение на плакате или фотографии может быть насыщено значительной по объему информацией. Оно позволяет передать человеку достаточно полное описание событий более экономным способом (в сравнении с текстом) с точки зрения законов восприятия. Кроме того, то, что мы видим своими глазами, вызывает меньше сомнений, быстрее и легче принимается как истина. Особенно это относится к фотографии.

в) Изображение оказывает влияние как на сознание. так и на подсознание. Под его воздействием у человека возникают определенные интеллектуальные, эмоциональные и другие ассоциации. Эти ассоциации в последующем можно эффективно использовать для формирования вполне определенных убеждений и ценностных ориентации.

Психологическое воздействие изобразительными средствами учитывает закономерности зрительного восприятия различных предметов. Отсюда два главных принципа такого воздействия:

Принцип привлечения внимания. Изобразительные средства должны непроизвольно (т.е. сами собой) привлекать внимание. Часто применяемыми приемами привлечения внимания являются: яркое цветное пятно, контрастное сочетание цветов, специальный шрифт, определенное расположение некоторых деталей (например, периодическое повторение одной из них на каком-либо фоне), крупная или цветная иллюстрация в центре плаката, стенда, фотогазеты и т.д.

Принцип возбуждения интереса. Непроизвольное вни­мание непродолжительно и через несколько секунд либо исчезает, либо превращается в произвольное (т.е. вполне сознательное). Произвольное внимание — следствие определенных намерений или мотивации человека, когда он хочет задержаться перед плакатом, обдумать его содержание, хорошо понять. Поэтому изобразительные средства должны возбуждать интерес, желание поглуб­же вникнуть в их смысл.

Важно, чтобы глубокое содержание сочеталось с остроумным способом его выражения, умело использовало лаконичный текст в дополнение к изображению. Разумеется, интерес к тем или иным изобразительным средствам во многом зависит и от их актуальности для данной группы людей.

Для осуществления целенаправленного психологиче­ского воздействия изобразительными средствами необ­ходимо иметь правильные представления о предмете, символе, цвете.

Предмет выступает в качестве связующего элемен­та содержания зрительного воздействия. Для взрослых людей среднее количество предметов, привлекающих внимание, колеблется в пределах числа 7±1. Это зна­чит, что человек может одновременно правильно идентифицировать только 1±1 экспонируемый предмет. Сле­довательно, в содержание единичного акта воздействия изобразительными средствами нельзя включать более 7^1 предметов.

Символ (в качестве его может выступать предмет, знак, цвет), помимо информативной, выполняет прежде всего психологическую функцию, вызывая сильные эмоциональные ассоциации, связанные с определенными образами, событиями или действиями. Они достаточно эффективно используются в психологической войне. Например, путем карикатурного, искаженного, деформированного изображения военнослужащих противника, их командования, политических лидеров.

Цвет — одно из самых сильных средств воздействия на психику человека. Цвет способен порождать как положительные, так и отрицательные ассоциации. Правильное использование цвета в изобразительных средствах требует соблюдения определенных норм. К ним относится, в первую очередь, сочетание (комбинация) цветов. Оно заключается в соответствие выбора и размещение цветов тем целям, которые мы хотим достичь. Одни сочетания цветов порождают гармоничное внутреннее состояние человека, другие — вызывают внутреннюю напряженность и внешнюю конфликтность.

Цвет используют для того, чтобы эмоционально дополнять содержание изображения. Неправильно подобранные по отношению к содержанию цвета вызывают диссонанс, отрицательно сказывающийся на восприятии.

Воздействие изобразительными средствами обычно применяется в угрожающий период, в пограничных конфликтах, на оккупированных территориях, в условиях непосредственного соприкосновения с войсками противника — если для этого имеются соответствующие возможности. Например, при нахождении наших войск в обороне, при ведении боевых действий в населенных пунктах, при разгроме окруженных или блокированных группировок противника. Благоприятные условия для психологического воздействия изобразительными сред­ствами имеются также в лагерях военнопленных.

В годы Первой и Второй мировых войн различные виды наглядной агитации воюющие стороны часто размещали неподалеку от переднего края позиций противника. Тогда же их нередко забрасывали с помощью воздушных шаров в его ближний и дальний тыл. Психологическое воздействие изобразительными средствами находит применение и в современных условиях. Подтверждение тому — опыт советской специальной пропаганды в Афганистане. Наглядная агитация (особенно рисунки и карикатуры) была там весьма доходчивой и действенной формой политической пропаганды. С этой целью использовали бумажные пакеты для продовольствия, поливиниловые стаканчики и спичечные коробки с многокрасочными рисунками, а также всевозможные вымпелы, настенные календари, нашивки, наклейки и другие изделия, содержавшие конкретные призывы и подтверждавшие тезисы официальной пропаганды.

Дальнейшее развитие этот опыт получил при осуществления мероприятий психологической войны во время операции «Буря в пустыне» в зоне Персидского залива, в ходе операций ООН в Сомали и Боснии, в Чечне, во время бомбардировок Югославии.




( 0 голосов: 0 из 5 )

466


Владимир Крысько, доктор психологических наук, профессор, полковник запаса

Владимир Крысько, доктор психологических наук, профессор, полковник запаса

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущая беседа

Следующая беседа  



Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Wikileaks — это гигантская американская информационная пушка (Игорь Ашманов)
Как читать новости и не сойти с ума (Автор неизвестен)
Секреты психологической войны (часть 2) (Владимир Крысько, доктор психологических наук, профессор, полковник запаса)
Секреты психологической войны (часть 3) (Владимир Крысько, доктор психологических наук, профессор, полковник запаса)


Помочь нам

Самое важное

Лучшее новое

Выживание во время войны
Кризисный психолог Михаил Хасьминский
Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Психотерапевтические техники во время войны

В ужасных трагических и опасных обстоятельствах войны, чтобы адаптироваться и выжить, могут понадобиться дополнительные ресурсы. В таких случаях реальную помощь способны оказать быстродействующие психотерапевтические техники (используемые и специальными подразделениями), которые безопасны только при правильном их применении. Это несложные упражнения на воображение и самовнушение. К помощи воображения мы прибегаем в обычной жизни постоянно: при любой игре, прослушивании приятной музыки, просмотре кинофильмов. Любое искусство невозможно представить без элементов творческого воображения и перевоплощения. А самовнушение используется нами самостоятельно на протяжении всей нашей сознательной жизни.

Чем помочь Родине
Кризисный психолог Михаил Хасьминский
Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Как правильно оказывать помощь беженцам?

«Не волнуйтесь!», «Все будет хорошо!» говорим мы, нам кажется, что мы внушаем беженцам оптимизм, даем надежду. Мы не понимаем, что горюющий человек воспринимает это по-другому. Во-первых, он не видит ничего хорошего, а во-вторых не стремится к этому. Ему неважно, что будет потом, он еще не смирился со своей трагедией, она – как свежая рана. Кризисный психолог Михаил Хасьминский вернулся из командировки в Ростов-на-Дону, где он обучал специалистов работе с людьми, пострадавшими от военных действий на Украине. Он проводил семинар «Овладение навыками оказания психологической и духовной помощи людям, переживающим посттравматическое стрессовое расстройство». В зале военно-клинического госпиталя Южного военного округа были врачи, сестры милосердия и психологи.

Победить тревогу, страх
Протоиерей Игорь Гагарин
Протоиерей Игорь Гагарин

Духовные оружия против страха

Именно в Церкви человек обретает мир, покой, уверенность. У всех по-разному, но про себя точно знаю, что до моего прихода в Церковь, до того, как стал сознательно верующим, я по характеру своему был склонен переживать, тревожиться, и состояние тревоги, ожидания перемен к худшему было очень мне присуще. Помню, часто никуда не мог от этого тревожного состояния деться. Но с моим воцерковлением, когда я сначала стал просто верующим, принял крещение, стал читать молитвы, ходить в храм, исповедоваться, это состояние ушло. Сказать, что сейчас, когда я уже священник, мне тревога совершенно не свойственна, было бы неправдой. Бывает, и переживаю, и тревожусь о том, о чем не надо бы тревожиться, но это уже совершенно всё по-другому, несоизмеримо с тем, как это было раньше.

Вечная память

© «Грозные дни». 2014. Группа сайтов «Пережить.Ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.grozniedni.ru
Администрация - info(собака)grozniedni.ru. Разработка сайта: zimovka.ru
Настоящий сайт может содержать материалы 18+