Информационная гигиена

Секреты психологической войны (часть 2)

 

Цели и задачи психологического воздействия на гражданское население

Гражданское население любой страны менее идеологизировано и оболванено, чем военнослужащие, подвергается более слабому психологическому давлению со стороны военно-политического руководства. Поэтому, а также по ряду других причин, оно более восприимчиво к пропаганде противника.

Психологическую войну против гражданского населения ведут с целью внедрения в его сознание идей, взглядов и представлений, снижающих готовность людей активно участвовать в войне, расшатывающих их морально-политическое единство, заставляющих выступать против войны.

Различают задачи психологического воздействия на население противника, население нейтральных стран и на собственное селение. К ним, в частности, относятся следующие:

При воздействии на население противника:

— разъяснение катастрофических последствий войны на семейном и хозяйственно-бытовом уровне;

— пропаганда возможных действий населения для предотвращения или скорейшего окончания войны;

— дискредитация военно-политического руководства противника;

— разъяснение бессмысленности сопротивления нашим войскам;

— устрашение населения, ведущее к неспособности осуществлять свои гражданские обязанности в полном объеме;

— критика популярных политических и военных лозунгов;

— провоцирование массовых психозов;

— побуждение людей к уклонению от мобилизации, от военной службы, к противодействию своему правительству и вооруженным силам;

— разжигание противоречий между различными группами и слоями населения;

— морально-психологическая поддержка оппозиционных сил и движений;

При воздействии на население своей страны:

— консолидация всех слоев и групп населения вокруг руководства страны и проводимой им политики;

— формирование положительного отношения к так называемым «непопулярным мерам», необходимым в условиях военного времени;

— сдерживание недовольства лишениями и трудностями, связанными с войной;

— яростная критика пацифизма и пораженчества;

— противодействие пропаганде противника.

 

Способы и приемы внушающего воздействия

Внушение в целом можно представить как психологическое воздействие, основным содержанием которого является использование способов и приемов специфического и неспецифического внушения.

Особенности специфического внушения. Специфическое внушение осуществляется посредством распространения конкретных идей, представлений, образов и другой информации с целью замещения существующей установки и провоцирования определенной поведенческой реакции объекта воздействия.

При специфическом внушении используют только вербальные (речевые) средства влияния и оно обычно является составной частью убеждения, значительно усиливающем его эффективность.

Различают следующие основные способы специфического внушения:

1. «Приклеивание ярлыков». Используется для того, чтобы опорочить какую-то идею, личность или явление посредством оскорбительных эпитетов или метафор, вызывающих негативное отношение. Опыт психологической войны свидетельствует о достаточно широком использовании этого способа. Чаще всего его применяют в отношении политических деятелей, представителей высшего командования и других общеизвестных лиц. Однако «работает» он только в том случае, если война уже принесла значительные страдания населению и войскам противника, а их моральное состояние является низким.

2. «Сияющее обобщение». Заключается в обозначении конкретной идеи или личности обобщающим родовым именем, имеющим положительную эмоциональную окраску. Цель — побудить объект воздействия принять и одобрить преподносимое понятие или суждение. Этот способ позволяет скрывать отрицательные последствия усвоения содержания внушения и тем самым не провоцировать негативные ассоциации. Прием широко используется в практике психологической войны, он фактически является аналогом обмана.

3. «Перенос» (трансфер). Суть его — вызвать через преподносимый образ (понятие, лозунг, идею) ассоциацию с чем-либо или кем-либо, имеющим в глазах объекта бесспорный престиж (ценность), чтобы сделать содержание воздействия приемлемым. Например, специалисты психологической войны любят использовать национально и традиционно значимые для противника образы, вызывающие в сознании населения и военнослужащих положительное отношение. Так, всегда активно эксплуатировались образы Жанны д’Арк (для французов), Карла Клаузевица (для немцев), Авраама Линкольна (для американцев), Конфуция (для китайцев), религиозных авторитетов.

Часто используется также негативный «перенос» путем пробуждения ассоциаций с отрицательными (для объекта) образами, понятиями, идеями.

4. «Свидетельство». Заключается в цитировании высказываний личности, которую уважает или, наоборот, ненавидит объект воздействия. Высказывание, как правило, содержит положительную оценку преподносимой идеи (понятия, суждения) и ставит своей целью побуждение объекта воздействия к принятию навязываемого ему положительного или отрицательного мнения по этому поводу. Обычно используется как элемент манипу­лирования сознанием противника.

5. «Игра в простонародность». Основана на побуждении объекта внушения к отождествлению субъекта и преподносимых им идей (понятий, суждений) с позитив­ными ценностями вследствие «народности» этих идей либо вследствие принадлежности источника информации к так называемым «простым людям». Именно поэтому свои пропагандистские материалы органы психологической войны часто преподносят от имени рядовых граждан или военнослужащих противника.

6. «Перетасовка фактов». Заключается в тенденциозном подборе только положительных или только отрицательных реальных фактов для доказательства справедливости позитивной либо негативной оценки какой-то идеи (суждения, понятия, явления). Объекту воздействия специалисты психологической войны преподносят в определенной последовательности такие факты, осмысление которых неизбежно ведет к нужным им выводам.

7. «Общая платформа». Этот способ заключается в побуждении объекта воздействия принять содержащуюся в информации идею (суждение, оценку, мнение) на том основании, что якобы большинство представителей данной социальной группы или воинского подразделения разделяют ее.

Особенности неспецифического внушения. Неспецифическое внушение осуществляется путем провоцирования у объекта воздействия отрицательных психических состояний, вызывающих определенное поведение. В процессе его осуществления речевые (вербальные) факторы сочетают с неречевыми (невербальными). Основная цель неспецифического внушения — формирование у объекта воздействия астенических состояний.

В основе формирования астенических состояний лежит феномен фрустрации. Под ним понимают переживание неудачи, возникающее при наличии реальных или мнимых непреодолимых препятствий на пути к цели. Фрустрация возникает у людей вследствие реального или кажущегося неудовлетворения их потребностей в физической и социальной безопасности, в общении, в пище, в бытовых удобствах и т.д.

Цель неспецифического внушения как раз и заключается в том, чтобы посредством акцентирования фрустрации спровоцировать у объекта астенические психологические состояния (беспокойство, депрессию, страх, панику и т.д.). Неспецифичёское внушение такого рода применяла, например, Красная Армия во время вторже­ния в Польшу в сентябре 1939 года. Газета польских эмигрантов в Детройте (США) следующим образом описала пропагандистскую работу Красной Армии:

«Применялись советские бронемашины, громкоговорители которых передавали обращения: «Братья-солдаты, мы пришли освободить вас из-под ярма польских панов… Мы ваши друзья…» Из первых бронемашин вышли женщины, накормили солдат, угостили их папиросами, раздали газеты и велели идти домой… В то же время они предупреждали, что, если в ответ на их миролюбие со стороны польской армии будет оказано противодействие, то им не поздоровится И когда один офицер, приказавший стрелять в Красную Армию, был расстрелян, польские войска прекратили сопротивление».

Основными способами неспецифического внушения выступают устрашение, эмоциональное подавление, инициирование агрессивных эмоциональных состояний.

Устрашение (инициирование страха) — это формирование состояний беспокойства, депрессии или апатии; пробуждение чувства страха перед реальной или вымышленной опасностью, а также перед неизвестностью.

Конечная цель устрашения — максимальное снижение морально-психологической устойчивости противника, паралич его воли к сопротивлению.

Необходимо различать страх перед реальной и вымышленной опасностью. Страх перед реальной опасностью (допустим, перед угрозой гибели или превращения в калеку) глубже, т.к. базируется на определенном боевом и жизненном опыте. Однако страх перед вымышленной опасностью также может существенно снизить морально-психологическую устойчивость противника.

По степени осознанности угрозы различают страх перед осознанной и неведомой опасностью. Путем наблюдений за поведением военнослужащих в период боевых действий установлено, что чем выше у них степень осознанности надвигающейся опасности, тем больше имеется возможностей для локализации чувства страха и подготовки к противодействию угрозе.

Наибольший страх люди испытывают перед неведомой опасностью, т.е. такой, с которой они ранее не сталкивались и потому не знают, какие последствия она может вызвать. Страх перед неведомым значительно снижает боевые возможности войск. Например, солдаты могут внушить себе, что они, допустим, подверглись заражению, несмотря на то, что оружие массового поражения реально не применялось. Вследствие нервно-психического потрясения могут появиться признаки, напоминающие реальные симптомы поражения (слабость, слепота, тошнота, расстройство пищеварения), а также боязнь употреблять «зараженную пищу и воду».

В ходе оккупации Тибета осенью 1950 г. китайская армия эффективно использовала прием «устрашения неведомой угрозой». Например, передовые отряды НОАК достигли крепости Чамдо с гарнизоном 3000 человек. Обороняющиеся ожидали штурма, но его не последовало. Ночью тибетцев разбудили взрывы множества петард, грохот тысяч трещоток, они увидели в небе светящиеся трассы сотен ракет. Возникла паника, молниеносно стали распространяться фантастические слухи. Начальник гарнизона сбежал из крепости, войска вскоре последовали за ним. В ту ночь не было сделано ни одного выстрела.

Примером аппеляции к чувству страха может служить листовка, распространявшаяся американцами во время войны в Персидском заливе. Она была обращена к иракским солдатам, недавно подвергшимся интенсив­ной воздушной бомбардировке, и строилась на факте реальной и осознанной опасности (повторение бомбардировки). Вот ее текст на лицевой стороне:

«Вчера мы представили вам доказательство силы и превосходства многонациональных сил. Второй раз мы даем вам возможность сохранить жизнь».

Текст на оборотной стороне:

«Два дня мы предупреждали вас о намерении бомбить 10-ю пехотную дивизию. Мы сдержали свое обещание и бомбили ее вчера. Мы повторим эту бомбардировку завтра.

Итак, у вас есть выбор: или встреча лицом к лицу со смертью, или принятие приглашения объединенных вооруженных сил и сохранение своих жизней».

Используя устрашение необходимо учитывать, что реальная обстановка оказывает большое влияние на его эффективность.

Устрашение целесообразно для воздействия на противника:

— понесшего большие потери;

— находящегося в окружении;

— перешедшего к обороне;

— отступающего;

— испытывающего нехватку продовольствия, боеприпасов и других средств;

— уступающего в численности;

— подвергшегося поражению высокоточным оружием или оружием массового поражения;

— терпящего поражения в боевых действиях. Например, в ходе операции «Буря в пустыне» от имени командования многонациональных сил распрост­ранялась следующая листовка, рассчитанная на окруженные иракские части. Текст листовки: «ВЫ ОТРЕЗАНЫ! Саддам Хусейн повернулся к вам спиной. Он бросил Вас умирать. Не будет ни пополнения, ни подкрепления.

Бросай свое оружие и присоединяйся к своим арабским братьям в интересах мира!»

Правильный выбор времени устрашения тоже имеет большое значение. Устрашение целесообразно использовать непосредственно после огневой подготовки, когда степень психической напряженности и интенсивность реакции страха у военнослужащих противника максимальна. Например, в ходе боев за Фолклендские острова английские войска применяли так называемый метод «двухступенчатого давления на моральный дух противника», который подразумевал предварительный мощный артобстрел переднего края аргентинских войск, а затем оказание психологического воздействия. Во время операций в Панаме и на Гренаде войска США использовали аналогичный метод «ограниченного применения боевой силы», когда призывы сдаваться в плен повторялись после атак вертолетов огневой поддержки или обстрела тяжелых орудий (152 мм) танков «Шеридан».

Выбор оптимальной формы психологического воздействия — еще один фактор эффективного использования устрашения. В зависимости от особенностей конкретной ситуации надо использовать устную пропаганду, радио-средства (например, вхождение в боевые сети противника), печатные средства и т.д. Например, в 1942-43 гг. органы советской спецпропаганды распространяли пе­чатные материалы, рассчитанные на формирование у фашистских солдат страха перед действиями партизан.

Вполне возможно и стратегическое устрашение, рас­считанное на военно-политическое руководство противника. При этом важно, чтобы демонстрируемая угроза была максимально реальна. Весьма показательной в этом плане является операция спецслужб США, способствовавшая заключению Дейтонских соглашений (октябрь 1995 г.), остановивших войну в Боснии. В январе 1995 г. США послали в Хорватию группу военных советников с целью оказания помощи в формировании национальной армии. При этом Пентагон воспользовался услугами частной компании MPRI (Military Professional Resourse Inc.), которая наняла 100 гражданских служащих, около 2 тысяч генералов и старших офицеров в отставке. Руководителями этого военно-гражданского предприятия стали бывший начальник штаба сухопутных войск США, бывший Главнокомандующий ОВС НАТО в Европе и другие высокопоставленные отставные американские военные.

Результаты превзошли все ожидания. Хорошо обученная, вооруженная и экипированная хорватская армия выбила сербов из так называемой Краины (сербского анклава на территории Хорватии) в августе 1995 г.

В ходе последующих переговоров американская сторона пригрозила использовать потенциал упомянутой компании для значительного усиления армии боснийцев-мусульман. Это было чревато полной потерей сербами своих исконных земель в Боснии. Угроза сработала: президент ослабленной международным эмбарго и внутренними проблемами Югославии Слободан Милошевич на­давил на лидера боснийских сербов Радована Караджича и Дейтонские соглашения были подписаны.

Эмоциональное подавление используется в основном для формирования у военнослужащих противника таких астенических психических состояний как тревога, депрессия, апатия.

Тревога — это эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях с неясным исходом и связанное с ожиданием неблагополучного развития событий. Тревога может проявляться как ощущение беспомощности, неуверенности в себе, бессилия перед внешними факторами, как преувеличение их могущества и опасности. Поведенческие проявления тревоги заключаются в общей дезорганизации деятельности, нарушающей ее направленность и продуктивность.

Депрессия — это аффективное эмоциональное состояние, характеризующееся отрицательным фоном. Человек в состоянии депрессии испытывает тяжелые, мучи­тельные переживания подавленности, тоски, отчаяния. Его влечения, мотивы, волевая активность, самооценка резко снижены. Измененным оказывается и восприятие времени, которое течет мучительно медленно. Для поведения людей в состоянии депрессии характерны замедленность, безынициативность, быстрая утомляемость, что в совокупности приводит к резкому падению продуктив­ности деятельности.

Апатия — это эмоциональное состояние, возникающее вследствие потери перспектив, эмоциональной подавленности, утраты веры в конечные цели, в руководство, в успех кампании и т.д. Апатия характеризуется эмоциональной пассивностью, безразличием, равнодушием к событиям окружающей действительности и развивается на фоне снижения физической и психической активности.

Приемы эмоционального подавления, используемые в практике психологической войне, чрезвычайно разнообразны. Выбор того или иного из них обуславливается условиями воздействия, характером боевых действий, спецификой объекта внушения и т.д. Среди них обычно выделяют:

1. Эмоциональное подавление средствами невербального звукового воздействия. Для этого используют звуковые записи детского плача, похоронной музыки, симфонической музыки, тяжелой рок-музыки, различных раздражающих звуков (крики, вой сирены, звуки взрывов, свист падающих бомб).

Так, гитлеровцы ставили на свои пикирующие бомбардировщики специальные сирены, которые во время атаки издавали душераздирающий вой. Во Вьетнаме американские вертолеты оборудовали усилителями, через которые во время атаки транслировалась музыка Вагнера. Оглушение рок-музыкой окруженных частей противника использовали в Ираке органы психологической войны армии США (В данном случае они учитывали национально-психологические особенности арабов, не приемлющих музыку тяжелого рока).

2. Подавление путем демонстрации бессмысленности войны. Главный акцент в использовании приема делается на том, что война сопряжена с огромными жертвами, не имеющими никакого смысла. Обычно при этом превалируют сентиментальные или ностальгические мотивы.

Например, английская листовка, выпущенная после высадка десанта в Нормандии, была оформлена в виде рисунка, наглядно указывавшего на огромные и напрасные жертвы немцев.

листовка пример информационной войны

3. Подавление путем показа реальности гибели или увечья. Этот прием схож с предыдущим, но его главная цель иная. Надо внушить: даже если противник победит, многие его солдаты и офицеры будут либо убиты, либо искалечены, либо останутся после войны без средств к существованию.

В качестве примера можно привести американскую листовку такого типа, рассчитанную на иракских военнослужащих, на которой изображен солдат с сидящим на его плечах Саддамом Хусейном. Текст листовки:

«Я переправился через Шатт Аль-Араб, как ты приказал, и я подчинялся твоим приказам.

Я чувствую, как смерть стучится в дверь каждый раз, когда мы идем в атаку… Я на последнем вздохе.»

Подобную листовку использовали в годы Второй мировой войны и американцы против японских военнослужащих, оборонявших алеутские острова Атту и Кыска. В ней говорилось:

«Гарнизон будет сброшен с островов так же неизбежно, как осенью сбрасывает листья дерево кири» (символ смерти в Японии).

4. Подавление путем ссылок на те реальные трудности (нехватка продовольствия, боеприпасов, медикаментов и др.), которые испытывает противник. Надо внушить, что такие трудности приобрели постоянный характер и все больше усугубляются.

Во время Великой Отечественной войны немцы сбрасывали с самолетов иллюстративные листовки подобного содержания в тыловых районах СССР. То же самое делали американцы, сбрасывавшие открытки с изображением японских деликатесов окруженным японским частям в Северной Бирме, испытывавшим острую нехватку продовольствия.

5. Подавление путем аппелянии к неудовлетворенным сексуальным потребностям военнослужащих. Сексуальные потребности действительно не могут быть

удовлетворены во время боевых действий, и это часто используется в рассчитанной на него пропаганде.

В 1942 г. японцы сбрасывали с самолетов на позиции войск США на Филиппинах листовку-открытку с изображением молодой женщины в вечернем платье. Внизу был текст: «О, моя дорогая, как чудесно произносили твои уста эти слова «С новым годом, с новым счастьем! Идея этой листовки основывалась на широком увлечении американских солдат фотографиями подобного рода и заключалась в пробуждении тоски по женщине.

рисунок психологическая война

6. Эмоциональное подавление путем утверждений о том, что «пока солдат сражается на фронте, его семья терпит в тылу притеснения, его близкие остались без средств к существованию, а жена вынуждена заниматься проституцией». Так, в 1940 году немцы распространяли замаскированные листовки, ориентированные на французских военнослужащих, цель которых — пробуждение тревоги за будущее своей семьи. В листовках подобного рода эксплуатируются такие чувства, как тоска по дому, беспокойство за судьбу родных людей, переживание одиночества и т.п.

психологическая война

Еще один пример — японская листовка начала 1945 г., эксплуатирующая сразу две темы: сексуальной неудовлетворенности американских солдат и их тоски по дому, по прежней мирной жизни. Японцы удачно использовали картинку из американского журнала.

листовка

Специалисты психологической войны выработали ряд рекомендаций по использованию эмоционального подавления:

1. Необходимо правильно выбирать объект внушения. Наиболее эффективным является эмоциональное подавление противника, находящегося в окружении или отступающего, испытывающего различного рода трудности, морально-психологический потенциал которого низок.

Так, во время боев на Ленинградском фронте в 1941—44 гг. более низким морально-психологическим потенциалом обладали войска союзников вермахта: финские части, «норвежский легион», голландский легион СС «Нидерланды». А боевые качества 250-й испанской «голубой дивизии» были настолько низкими, что немцы презрительно называли ее солдат и офицеров «drei Sch» (три «Г»). Соответственно, основное внимание советская специальная пропаганда направляла на эти слабые звенья в немецкой группировке.

2. Необходимо учитывать условия воздействия. Наиболее подвержены эмоциональному подавлению деморализованные военнослужащие, у которых чувства страха и безысходности обострены до предела.

3. Необходимо правильно выбирать время воздействия. В отличие от устрашения, эмоциональное подавление целесообразно использовать не только непосредственно перед боем, но и в период между боевыми действиями. Так, в 1982 г. в ходе операции вооруженных сил Израиля «Мир для Галилеи» эмоциональное подавление местного населения в Ливане осуществлялось с помощью рева двигателей реактивных истребителей, непрерывно курсировавших над городами и преодолевавших звуковой барьер на предельно малых высотах. Это держало людей в постоянном напряжении, хотя бомбардировки не производились.

Инициирование агрессивных эмоциональных состояний предназначено для формирования у военнослужащих противника таких эмоций как подозрительность, недоброжелательность, гнев, ненависть, ярость, с целью внесения разногласий в их среду.

Агрессивные эмоциональные состояния возникают по отношению к определенному объекту. Их обычно сопровождают процессы заражения, а также стереотипизация представлений в создаваемом «образе врага».

Инициируя такие состояния, психологи своей целью ставят внесение раскола в среду противника, пробуждение там взаимной враждебности на социальной, этниче­ской, религиозной или идеологической почве.

В американском уставе FM 33-5 «Психологические операции» указаны основные темы, использование которых во внушающем воздействии позволяет вносить раскол в лагере противника. Это:

— расхождения в политических взглядах между гражданами враждебного государства и его союзниками;

— этнические, расовые и региональные противоречия;

— религиозные, политические или социальные различия;

— враждебность гражданского населения противника к своим военнослужащим;

— противоречия между офицерским составом, унтер-офицерами (сержантами) и рядовыми солдатами.

— различия между комфортными условиями для военнослужащих в тылу и трудными условиями для личного состава частей на передовых позициях;

— недовольство гражданского населения противника бюрократической системой власти;

— противоречия между правящей элитой и оппозиционными политическими партиями (организациями);

— несправедливое обложение налогами или их высокий уровень;

— обеспеченность продовольствием и предметами широкого потребления узкой группы руководства на фоне всеобщего дефицита.

Приведенные темы не исчерпывают содержание материалов, используемых для разжигания противоречий в среде противника. Так, можно использовать исторические факты, напоминающие о том, что страны-союзники, противостоящей коалиции ранее воевали между собой и другие темы. Можно компрометировать военно-политическое руководство противника и т.д.

Тему нехватки продовольствия использовала японская листовка, распространявшаяся среди сипаев (солдат индийской «туземной» армии) во время Второй мировой войны от имени «армии свободной Индии» японской марионетки Субхаса Чандры Боса. Тема листовки: «Англичане не испытывают недостатка в продовольствии, в то время как индийцы голодают».

война

Тогда же немцы распространяли листовку, рассчитанную на негров, мобилизованных во время Второй мировой войны из колониальных владений Франции. Цель листовки заключалась в разжигании ненависти и взаимной вражды в рядах противника. Текст листовки:

«Темнокожие солдаты!

Сложите оружие. Они используют вас как пушечное мясо. Они увозят вас умирать далеко за пределы вашей прекрасной страны Ваши жены остались под властью угнетателей. Вы проливаете свою кровь, чтобы сохранить им жизнь».

в информационной войне

 

Дезинформирование (обман)

Дезинформирование – это способ психологического воздействия, заключающийся в намеренном предоставлении противнику такой информации, которая вводит его в заблуждение относительно истинного положения дел. Дезинформирование включает в себя использование заведомо ложных данных и сведений. В этом случае оно становится обманом. Грани между дезинформированием и обманом трудно различимы.

В 1922 г. английские специалисты психологической войны весьма откровенно высказались (в статье, помещенной во втором томе Британской энциклопедии) по вопросам соотношения дезинформации, правды и обмана:

«Правда ценна только тогда, когда она действенна. Полная правда вообще излишня и почти всегда приводит к заблуждениям. Использовать правду возможно лишь частично. Хотя правда вовсе не обязательна для успеха пропаганды, из этого однако не следует, что те лица, которые занимаются пропагандой, являются убежденными лгунами. Безусловно, в работе по воздействию на общественное мнение порой участвуют люди, которые пренебрегают доказательствами или считают, что цель оправдывает средства. Но чем больше делается призывов к чувствам, пусть это будет патриотизм или алчность, гордость или сострадание, тем более заглушается чувство критики. Подозрительность, которую возбуждает всякая явная пропаганда, уменьшает ее эффективность; из этого следует сделать вывод, что основная часть работы должна проводиться незаметно».

Один из первых исторических примеров применения дезинформации в военных целях связан с вторжением монголов в Венгрию в 1241 году. Разбив венгров и их союзников на реке Шайо, монголы среди захваченной добычи нашли королевскую печать. По приказу Батыя грамотные пленные от имени короля Белы написали на венгерском языке указ о прекращении сопротивления, копии которого, скрепленные королевской печатью, были разосланы в разные концы еще не завоеванной полностью страны.

Советское военное командование во время подавления венгерского мятежа в 1956 году использовало аналогичный прием. Оно арестовало прибывшего для переговоров о выводе советских войск министра обороны повстанческого правительства П. Малетера, а через предоставленную им для связи военную радиостанцию передало «приказ министра обороны» не оказывать сопротивления советским войскам.

Довольно успешно мероприятия по дезинформации, осуществляли органы советской специальной пропаганды во время войны в Афганистане.

Дезинформирование (обман) в психологической вой­не должно характеризоваться отсутствием шаблона в формах и содержании. Так, однажды на письменный стол генерала У. Чартерса, возглавлявшего английские органы военной пропаганды в годы Первой мировой войны, случайно попали две фотографии. На одной были изображены трупы германских солдат, которые оттаскивали за линию окопов для погребения, а на другой — трупы лошадей по дороге на мыловаренный завод. Генералу неожиданно пришла мысль заменить подпись под первой фотографией на другую, стоявшую под второй, и поместить отредактированный таким образом материал в газетах. Фотография «Немецкие трупы по дороге на мыловаренный завод» обошла вскоре всю Европу и Америку, вызывая отвращение и презрение к немцам.

Мероприятия по дезинформированию должны осуществляться по единому замыслу; с тщательным согласованием пропорций правды и лжи (при максимальном использовании правдоподобной информации); с обязательным сокрытием истинных намерений, целей и задач, решаемых собственными войсками.

Дезинформирование широко применяется во всех видах психологических операций.

В стратегических операциях основными направлениями дезинформирования обычно являются:

— введение в заблуждение будущего противника относительно истинного времени начала боевых действий и их характера;

— создание иллюзии подготовки крупномасштабных операций на ложных направлениях;

— широкое освещение «труднопреодолимых» проблем в формировании и боевой подготовке штабов и подразделений войск;

— «утечка» заведомо завышенных (заниженных) данных о переброске своих войск на различные операционные направления;

— преувеличение отрицательного влияния климатических и бытовых условий на морально-психологическое состояние войск;

— критика «низкого качества» вооружения и техники своих войск, их боеспособности;

— значительное преувеличение боевых возможностей войск и вооружения противника (для формирования неоправданной самоуверенности его командования и личного состава);

— демонстрация по ТВ видеоматериалов о ходе боевой учебы на «необходимых» операционных направлениях.

Основным инструментом дезинформирования в стратегических психологических операциях обычно являются средства массовой информации — печать, радио, телевидение.

В оперативно-тактических психологических операциях основными направлениями дезинформирования обычно являются:

— распространение ложной информации о местах дислокации и характере действий своих войск, их профессиональной выучке, морально-психологическом состоянии;

— распространение ложной информации о деморализации воинских частей противника;

— распространение ложных приказов, ложных распоряжений, команд и т.д.

В этом случае инструментами дезинформирования являются преимущественно радио и печать.

Например, в ходе арабо-израильской войны 1973 г. в период выдвижения египетской 4-й танковой дивизии для нанесения контрудара израильтяне вошли в ее радиосети и передали ложный приказ на отход за Суэцкий канал. Приказ был принят как истинный, дивизия повернула назад и контрудар не состоялся. Еще ранее с курсировавшего в нейтральных водах Средиземного моря транспорта типа «Либерти» израильские специалисты передавали закодированные ложные приказы на арабском языке. Например, в районе Эль-Ариш египетские войска пытались создать оборону, но получив «приказ» с борта этого судна, без сопротивления оставили свои позиции.

Нередко в целях сокрытия истинной дислокации своих войск, для имитации переброски их на другие направления применяют звуковещательные средства подразделе­ний психологических операций. Звуковая имитация передвижения колонн гусеничной и колесной техники является особенно эффективной в случае отсутствия у противника авиационных и других оперативных средств разведки. Это еще раз подтвердилось во время войны в Чечне в 1995 г. Применяя имитационные шумы, удавалось дезориентировать формирования чеченских боевиков о реальном направлении предстоящей атаки. Кроме того, услышав «шум приближающейся техники», местные жители покидали зоны боевых действий, что значительно снижало количество жертв среди них.

Наиболее наглядно технологии дезинформирования на государственном и армейском уровнях можно увидеть на примере действий многонациональных сил (МНС) в зоне Персидского залива против иракских войск.

Целями дезинформирования являлись: сокрытие сроков стратегической перегруппировки войск; масштабов и целей их оперативного развертывания; введение противника в заблуждение относительно даты начала военных действий, их характера и главных направлений; обеспечение внезапности первого и последующих ударов МНС.

Организацией дезинформации занимались пропагандистский аппарат государственного департамента США (т.е. министерства иностранных дел) и служба психологических операций министерства обороны. Они проводили мероприятия на всех уровнях с использованием различных каналов передачи ложной информации. Использовав доминирующее положение американских информационных агентств, поставляющих миру до 70% международной информации, военно-политическое руководство США сумело навязать мировой общественности свою точку зрения на ход событий. При этом, помимо СМИ, в качестве своих рупоров американцы широко использовали контролируемые ими международные политические, общественные, культурные и религиозные организации.

В процессе развертывания группировки войск в зоне конфликта (операция «Щит пустыни») мероприятия по дезинформированию осуществлялись по специальному плану комитета начальников штабов вооруженных сил США. Так, после начала операции американское командование стало распространять заведомо ложные сведения о характере подготовки своих войск к боевым действиям против Ирака. По каналам радио, печати и телевидения распространялась дезинформация, касающаяся не только планов ведения боевых действий, но и относительно численности иракской группировки. Она была сознательно завышена, по некоторым данным, в 1,5—2 раза.

Мощным средством дезинформации противника относительно истинных направлений наступления 7-го армейского и 18-го воздушно-десантного корпусов служила печатная пропаганда. Миллионы экземпляров листовок с изображением эмблем этих корпусов были сброшены вдоль иракских позиций на побережье оккупированного Кувейта в том месте, где командование США хотело создать видимость наступления.

Наиболее важные дезинформационные мероприятия были осуществлены во второй половине августа 1990 г. — в период интенсивного наращивания группировки американских войск в Саудовской Аравии. В это время по всем информационным каналам передавались завышенные цифры переброшенной в регион новой силы и техники, что позволило предотвратить нападение Ирака на группировку американских войск, которая, по словам генерала Н. Шварцкопфа, в тот момент была чрезвычайно уязвима.

Для того, чтобы ввести противника в заблуждение относительно истинных сроков начала операции против Ирака, была создана специальная группа журналистов, прошедших проверку на лояльность и давших подписку о неразглашении доверительной информации. Одновременно было резко сокращено число иностранных корреспондентов, аккредитованных при штабе объединенного центрального командования международной группировки в Эр-Рияде (Саудовская Аравия), а также введена жесткая цензура на передаваемую информацию.

Для контроля за работой оставшихся иностранных корреспондентов, аккредитованных при штабе, было создано специальное информационное бюро, на которое возлагалась вся полнота ответственности за цензуру информации о деятельности союзных вооруженных сил в зоне Персидского залива. В состав бюро вошли представители всех видов вооруженных сил США, уполномоченные поддерживать официальные контакты с журналистами в пределах своей компетенции. Это бюро устанавливало перечень сведений, запрещенных к публикации, а также контролировало контакты иностранных корреспондентов с американскими военнослужащими.

Характерно, что доступ иностранных корреспондентов в американские войска, развернутые в Саудовской Аравии, ограничивался посещением небольшого количества подразделений, перечень которых был утвержден американским командованием. К общению с журналистами допускали только специально проинструктированных и подготовленных военнослужащих.

В целях сокрытия боеготовности группировки широко освещались те трудности, с которыми столкнулись войска при оперативном развертывании в зоне конфликта. Значительно преувеличивалось отрицательное влияние тяжелых климатических условий, нехватки воды и бытовой неустроенности на психику военнослужащих, состояние техники и вооружения, на боевую готовность в целом. В прессе публиковались выступления руководящих лиц министерства обороны США о необходимоети продления сроков подготовки к военным действиям до конца февраля — начала марта 1991 г.

Для обеспечения широкой народной поддержки своего курса на конфронтацию с Ираком, президент Дж. Буш в ноябре 1990 г. заявил, что Ирак в состоянии изготовить ядерный заряд в ближайшие 10 месяцев (между тем, по оценкам американских экспертов, технологическая база Ирака не могла позволить сделать это ранее чем через 5—10 лет). Значительно завышались также возможности Ирака по применению химического и биологического оружия. Неоднократно подчеркивалось, что режим С. Хусейна сделает основную ставку именно на эти виды оружия, чтобы нанести мощный удар по Израилю.

Со второй половины декабря 1990 г. был введен ре­жим ограничений на информацию, передаваемую по открытым и закрытым каналам связи вооруженных сил. Одновременно в открытой печати США и союзных стран началось дозированное распространение ложных сведений о нумерации, численности, вооружении и боевой готовности перебрасываемых в зону Персидского залива соединений. В частности, ложный характер имело большинство статей о масштабах переброски войск из США и Западной Европы в зону конфликта, о количестве доставляемого оружия, боевой техники, боеприпасов и различных материальных средств.

Мероприятия по дезинформированию проводились одновременно в политической, экономической и военной областях путем организации регулярных «утечек» секретных сведений и распространения «личных мнений» информированных высокопоставленных представителей военно-политического руководства США и их союзников.

Основу плана дезинформирования на стратегическом уровне составила идея о том, что переброска войск в ближневосточный регион проводится главным образом для предотвращения агрессии Ирака против Саудовской Аравии. При этом особый акцент делался на сообщения об отработке находящимися там войсками оборонительных действий по отражению вторжения иракских танковых группировок в Саудовскую Аравию.

Для дискредитации политики СССР среди арабов в средствах массовой информации, рассчитанных на них, была организована публикация серии статей о якобы имевшей место передаче Советским Союзом на Запад секретных сведений об Ираке и его вооруженных силах. А в статьях, предназначавшихся для западных читателей, СССР обвиняли в нарушении экономического эмбарго, переброске в Ирак танков, запасных частей и другого военного имущества, присутствии там советских военных специалистов. Наконец, в тот период, когда американский президент уже отдал указания о начале боевых действий против Ирака, США всячески пропагандировали свою поддержку мирных инициатив советского руководства.

За месяц до начала боевых действий на официальный Багдад обрушилась через международные СМИ масса информации из «компетентных источников», суть которой сводилась к одному: многонациональные силы будут готовы к «ночной» войне лишь в начале марта, к «дневной» — в лучшем случае в середине февраля. Аналогичные сведения поступали командованию иракских войск в Кувейте по каналам армейской разведки, их невзначай упоминали антиправительственные радиостанции, вещавшие с территории Саудовской Аравии.

С начала января 1991 г. дезинформация стала распространяться по линиям связи тактического звена вооруженных сил США. Эти действия являлись частью мероприятий американского командования по сокрытию реального характера и содержания деятельности частей в ходе оперативного развертывания войск, прибывших в Саудовскую Аравию.

За несколько суток до начала военных действий против Ирака по американскому телевидению выступил министр обороны США Р. Чейни. Он дал краткую характеристику деятельности американских войск в ходе операции «Щит пустыни» и заявил, что срок окончания действия резолюции ООН (15.01.91) по вопросу применения военной силы против Ирака не означает скорого начала боевых действий. При этом он дал понять, что американские войска в зоне Персидского залива еще не готовы к войне. Это заявление, по оценке независимых военных экспертов, явилось кульминацией всей деятельности американского командования по введению противника в заблуждение относительно срока начала операции «Буря в пустыне». Именно оно сыграло решавшую роль в достижении внезапности при нанесении первого массированного ракетно-бомбового удара многонациональных сил по Ираку в ночь на 17 января 1991 г.

Тогда же одно из западных информационных агентств со ссылкой на «секретные источники» в Вашингтоне уточнило, в свою очередь, что президент Дж. Буш еще не принял решение о войне с Ираком, и что «каждый новый день предоставляет Багдаду возможность избежать войны и выбрать тропу мира». «Имеются все признаки того, что здравый смысл восторжествует и вооруженное столкновение будет предотвращено», — подтвердила индийская газета «National Gerald», приводя «неопровержимые» доказательства с Капитолийского холма.

Большие усилия были направлены на создание убедительной иллюзии подготовки крупномасштабного морского десанта на побережье Кувейта. Для придания этому замыслу максимальной достоверности в Персидском заливе были сосредоточены крупные силы морской пехоты и десантно-штурмовых средств, проведена серия учений на побережье Саудовской Аравии и Омана с практической отработкой способов прорыва противодесантных минно-взрывных заграждений, захвата плацдарма и развития успеха в глубине обороны противника. Эти учения подробно описывали в газетах, демонстрировали по ТВ западные и местные арабские журналисты.

Неизбежность и масштабность десантной операции на побережье Кувейта подчеркивало и ее наименование — «Неминуемая гроза». Представителям прессы регулярно сообщали сведения о якобы имевшем место выделении дополнительных подразделений тактической, палубной и армейской авиации в интересах авиационного обеспечения десантной операции.

Все это вынудило Ирак выделить для противодесантной обороны побережья Кувейта 5 дивизий. На самом же деле, осуществив скрытую переброску основной части группировки в западном направлении, командование многонациональных сил нанесло удар по наиболее слабой части иракской группировки на юге страны. Более того, на первом этапе наземной операции одна из дивизий США имитировала начало крупномасштабного на­ступления на приморском направлении. Затем, сковав значительные силы противника, она совершила отход, перегруппировку, быструю передислокацию в западном направлении и начала реальное наступление на правом фланге МНС.

И дальше, в ходе начальной фазы операции «Буря в пустыне», когда соединения 7-го армейского корпуса стремительным фланговым маневром обходили группировку вооруженных сил Ирака в Кувейте, пресса продолжала публикацию сообщений о подготовке морской десантной операции. В частности, британская телеради­окомпания «Би-Би-Си» получила якобы достоверные сведения о том, что морская пехота США захватила один из островов в Персидском заливе и выдвигает свои десантно-штурмовые средства к побережью Кувейта. По оценке американских специалистов, военное руководство Ирака не сомневалось в реальности данной угрозы на всех этапах кампании и активно готовилось к ее отражению, сосредоточив на кувейтском побережье Персидского залива в общей сложности до семи дивизий и выделив в их распоряжение значительное количество артиллерии и инженерных средств.

Введению иракского командования в заблуждение относительно направления ударов сухопутных группировок МНС способствовали также публикации в открытой печати различных вариантов возможных боевых действий МНС с концентрацией главных сил вдоль побережья Саудовской Аравии.

Развитие событий в зоне Персидского залива подтвердило, что силам коалиции уже с первых часов операции «Буря в пустыне» удалось захватить стратегическую инициативу. Была достигнута высшая степень внезапности. Руководство Ирака, а также третьих стран оказалось полностью дезориентированным относительно истинных сроков начала воздушных налетов и реальных планов многонациональных сил. Данный факт подтверждает то огромное значение, которую имеет стратегическое дезинформирование.

«Все произошло более чем неожиданно», — писала сирийская газета «Ас-Саура», — С. Хусейн и его окружение почти пять часов находились в шоке и растерянности. Налицо успешный результат пропагандистских акций, которые умело осуществляло военно-политическое руководство США».

Для обеспечения максимальной тактической внезапности и уменьшения боевых потерь личного состава МНС с началом наземной операции полностью прекратилось распространение официальной информации из района боевых действий. Командование объединенного штаба ОДК ввело 48-часовой мораторий на сообщения СМИ и особо жесткие ограничения на любую информацию, касающуюся содержания оперативных планов и местоположе­ния группировок войск.

Таким образом, мероприятия по дезинформации в сочетании с другими мерами позволили руководству МНС сохранить в тайне время начала боевых действия. Между тем, сроки как воздушной наступательной операции, так и наземной операции были определены еще в декабре 1990 г. и впоследствии не корректировались.

Подводя итоги дезинформационной кампании, про­водившейся США и их союзниками, французский журнал «Арме д’ожурдюи» (Армия сегодня) писал: «Если раньше много говорилось о генерале «Зима», не следует ли отныне говорить о генерале «Пресса», чье воздействие на Ирак оказалось более эффективным, чем собственно война в Персидском заливе?».




( 0 голосов: 0 из 5 )

456


Владимир Крысько, доктор психологических наук, профессор, полковник запаса

Владимир Крысько, доктор психологических наук, профессор, полковник запаса

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущая беседа

Следующая беседа  



Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Секреты психологической войны (часть 1) (Владимир Крысько, доктор психологических наук, профессор, полковник запаса)
Wikileaks — это гигантская американская информационная пушка (Игорь Ашманов)
Как читать новости и не сойти с ума (Автор неизвестен)
Секреты психологической войны (часть 3) (Владимир Крысько, доктор психологических наук, профессор, полковник запаса)


Помочь нам

Самое важное

Лучшее новое

Чем помочь Родине
Кризисный психолог Михаил Хасьминский
Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Как правильно оказывать помощь беженцам?

«Не волнуйтесь!», «Все будет хорошо!» говорим мы, нам кажется, что мы внушаем беженцам оптимизм, даем надежду. Мы не понимаем, что горюющий человек воспринимает это по-другому. Во-первых, он не видит ничего хорошего, а во-вторых не стремится к этому. Ему неважно, что будет потом, он еще не смирился со своей трагедией, она – как свежая рана. Кризисный психолог Михаил Хасьминский вернулся из командировки в Ростов-на-Дону, где он обучал специалистов работе с людьми, пострадавшими от военных действий на Украине. Он проводил семинар «Овладение навыками оказания психологической и духовной помощи людям, переживающим посттравматическое стрессовое расстройство». В зале военно-клинического госпиталя Южного военного округа были врачи, сестры милосердия и психологи.

Выживание во время войны
Кризисный психолог Михаил Хасьминский
Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Психотерапевтические техники во время войны

В ужасных трагических и опасных обстоятельствах войны, чтобы адаптироваться и выжить, могут понадобиться дополнительные ресурсы. В таких случаях реальную помощь способны оказать быстродействующие психотерапевтические техники (используемые и специальными подразделениями), которые безопасны только при правильном их применении. Это несложные упражнения на воображение и самовнушение. К помощи воображения мы прибегаем в обычной жизни постоянно: при любой игре, прослушивании приятной музыки, просмотре кинофильмов. Любое искусство невозможно представить без элементов творческого воображения и перевоплощения. А самовнушение используется нами самостоятельно на протяжении всей нашей сознательной жизни.

Победить тревогу, страх
Протоиерей Игорь Гагарин
Протоиерей Игорь Гагарин

Духовные оружия против страха

Именно в Церкви человек обретает мир, покой, уверенность. У всех по-разному, но про себя точно знаю, что до моего прихода в Церковь, до того, как стал сознательно верующим, я по характеру своему был склонен переживать, тревожиться, и состояние тревоги, ожидания перемен к худшему было очень мне присуще. Помню, часто никуда не мог от этого тревожного состояния деться. Но с моим воцерковлением, когда я сначала стал просто верующим, принял крещение, стал читать молитвы, ходить в храм, исповедоваться, это состояние ушло. Сказать, что сейчас, когда я уже священник, мне тревога совершенно не свойственна, было бы неправдой. Бывает, и переживаю, и тревожусь о том, о чем не надо бы тревожиться, но это уже совершенно всё по-другому, несоизмеримо с тем, как это было раньше.

диагностический курс

© «Грозные дни». 2014. Группа сайтов «Пережить.Ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.grozniedni.ru
Администрация - info(собака)grozniedni.ru. Разработка сайта: zimovka.ru
Настоящий сайт может содержать материалы 18+